19:47 

О нелегком труде фикрайтеров, 6 глава

Chimotoma Katari
«В лесу разошлись две тропинки. И я выбрал нехоженую» (с) Роберт Фрост
Автор: Chimotoma Katari
Название: О нелегком труде фикрайтеров
Фендом: Ao no Exorcist
Пейринг: Юкио/Рин, Сугуро/Шима, упоминается Широ/Мефисто
Рейтинг: PG-13.
Жанр: небольшое АУ, ООС, юмор, флафф, романтика
Статус: закончен
Дисклаймер: герои мне не принадлежат, не принадлежали и принадлежать не будут
Таймлайн: после 25 серии
Примечания: 1) Здесь Амаймон остался человеком, а не превратился в хомяка;
2) Кот – это истинная форма Сатаны, так что не волнуйтесь, при написании фика ни один котик не пострадал;
3) Предупреждение: наличие большого количества интернет-лексики и отсылок на русские каналы;
4) Нет, автор ничего не курил, ему просто захотелось немного позитива!

6. Что бывает, когда кончается терпение

- Слушай, Рензо, да что ты липнешь ко мне сегодня весь день?
- И ничего я не липну!
Сугуро угрюмо скрестил руки на груди. Утром им сделали выговор за разломанные во время драки шкафы и парты, так что теперь горе-студентам в качестве наказания приходилось убирать и без того грязный класс в разы тщательнее, чем обычно.
- Это ведь все из-за тебя! Из-за твоего дурацкого фанфика нам теперь тут спины приходится гнуть! А у меня, между прочим, еще три недочитанных тома манги в общежитии осталось!..
Разозлившись, Шима кинул в друга половой тряпкой:
- Ну и давай, катись отсюда, тебе же все равно плевать на мои мучения!..
Рюдзи мгновенно стушевался. Покраснев до кончиков волос, он подошел к будущему монаху-экзорцисту и протянул ему руку, помогая подняться с колен.
- Нет, мне совсем не плевать…
Шима ничего не успел ответить ему на столь трогательный жест. Дверь в класс вдруг распахнулась, и в нее вихрем ворвались два каких-то странных силуэта. Крича и размахивая руками, они пронеслись мимо обоих студентов, толкнув их в объятья друг друга, и встали у окна. Перегнувшись через подоконник, оба подозрительных типа принялись что-то высматривать во внутреннем дворике академии.
- Аньюэ, я же говорил тебе, что он наверху, а не внизу! Ну вот, так я и знал, Окумуры здесь нет…
- Значит так, пойдешь искать его на улице, а я пока наведаюсь в мужское общежитие!
- Но Мефисто…
- Цыц!
Тот тип, который был повыше, с силой толкнул своего спутника головой вниз. Не удержав равновесия, странный зеленый силуэт заорал и, перекувыркнувшись через оконную раму, грохнулся вниз, прямо за стену академии.
- Амаймон, ты как, в порядке? – заботливо поинтересовался у него силуэт, в котором ошарашенные студенты признали своего ректора.
Откуда-то снизу раздалось приглушенное, но бодрое: «Жив! Цел! Орел!».
- Ну, вот и хорошо…
Мефисто поправил цилиндр и легкой поступью направился прочь из кабинета, насвистывая себе под нос какую-то веселую мелодию. Но в дверях он вдруг заинтересованно обернулся. Взгляд демона остановился на мальчишках, которые все еще стояли так близко друг к другу, словно вот-вот собирались поцеловаться. Поняв, что именно привлекло внимание ректора, студенты мигом расцепились и отошли подальше.
- Ребятки, а вас как зовут?..
- Рензо Шима! – будущий монах смущенно махнул рукой.
- Рюдзи Сугуро, - буркнул красный, как рак, Бон. – А Вам зачем?..
Фель как-то нехорошо усмехнулся:
- Да я так, для себя… Вы, пожалуйста, не отвлекайтесь…
И, черкнув что-то в своем розовеньком блокнотике, он вышел прочь, оставляя недоумевающих мальчишек наедине.

***
- Ах, учитель, какой же он все-таки миленький!..
- Да, Конэкомару, он просто конфетка!..
Владыка Геенны чувствовал, что еще несколько минут – и он выбросится в окно с криком: «Я – СейлорСатана, во имя луны!». Или банально убьется об стенку. Или съест килограмм цианида. Хотя нет, лучше два килограмма. Ох, каким же покинутым он ощущал себя в тот момент! Бедный, одинокий, несчастный, всеми брошенный Сатана…
- Конэкомару, кажется, твой кот плачет!
И в самом деле, от бессильный злобы и обиды желтые кошачьи глаза наполнились горючими слезами.
- Наверное, не стоило надевать ему на шею этот розовенький бантик в горошек… - глубокомысленно заметил юный экзорцист.
- Подожди-ка, кажется, я знаю, как его развеселить!
Студент удивленно поднял голову, да и Сатана перестал всхлипывать, приоткрыв один глаз и с интересом наблюдая за господином Тсубаки.
- Знакомься, малыш, это моя милая Розочка!
Учитель благоговейно опустил на кресло рядом с собой большую серую кошку, тут же принявшуюся вылизывать собственный хвост. Дьявол брезгливо поморщился: «милая кошечка» оказалась самой настоящей котярой, толстой, как шар, и злобной, как целых два Палладина. Едва увидев своего странного гостя, она выгнула спину дугой и прошипела ему что-то, явно не поддающееся литературному переводу.
- Ах, они здороваются! – пропел господин Тсубаки, умиленно сложив руки.
Этого Сатана вынести уже не смог.
- Все, с меня хватит! Вы слышали? Хватит!!! Я не стану больше терпеть всю эту дурь, поняли, вы, чертовы кошатники?! Мать вашу за ногу, да это же не мир людей – это сумасшедший дом, самый настоящий!..
С этими словами владыка Геенны, объятый синим пламенем от кончиков усов и до кисточки хвоста, гневно сорвал со своей шеи розовый бантик. Зрачки в его глазах вытянулись и приобрели угрожающую форму шестеренки.
- Как же меня всё достало! Эти римские папы, эти чертовы Палладины, эти извращенцы-экзорцисты и эти имбицильные дегенераты, которые называют себя моими сыновьями – ВСЕ, ВСЕ ОНИ ХОТЯТ ЗАГНАТЬ МЕНЯ В ГРОБ!!!
Тираду Сатаны прервал оглушительный крик и треск: выдержка оставила господина Тсубаки и Конэкомару, которые до этого испуганно дрожали в углу, и теперь оба экзорциста, завывая, словно две пожарных сирены, неслись прочь из дома – перескакивая через ступеньки и роняя по дороге мебель. Когда повелитель Геенны немного успокоился и огляделся вокруг, людей уже и след простыл.
- То-то же!.. – удовлетворенно мурлыкнул Сатана, гордо распрямив усы и подняв трубой хвост. Ну, что ж, попугать местное население он сможет и потом. А сейчас нужно было вернуться в академию Истинного Креста, где его ждали сыновья, сотни ничего не подозревающих студентов и горячие сукияки. Да, вкусные, горячие сукияки... мурр…

***
Юкио смущенно топтался возле их с Рином общей комнаты. Время от времени он поднимал руку, чтобы постучать, но тут же одергивал себя, убеждая, что это глупо. Поэтому уже около десяти минут студент сновал взад и вперед перед дверью, то нервно поправляя очки, то ослабляя узелок галстука.
Слова Мефисто застали его врасплох. Конечно, юный экзорцист и прежде ловил себя на мысли о том, что, порой, он испытывал к брату отнюдь не по-братски нежные чувства. Но ни с кем из своих многочисленных знакомых и – упаси Боже! – с Рином он не осмеливался говорить о подобных вещах. Старший брат итак знал о нем, Юкио, даже больше, чем нужно; еще не хватало, чтобы теперь Рин заподозрил его в каких-нибудь пошловато-яойных наклонностях.
Однако если вся академия Истинного Креста по какой-то мистической причине уже прознала об их с братом отношениях, то значит ли это, что и Рин в курсе? И если это вправду так, то почему же Рин до сих пор не попытался расспросить его обо всех этих слухах? Или он пытался, но Юкио по привычке отмахнулся от близнеца, не придав его словам значения?..
«Черт, черт, черт!» - ругал себя Окумура, в раздражении взлохмачивая свои и без того растрепанные волосы. – «Что же мне теперь сказать ему? Если сделаю вид, что ничего не знал – Рин смертельно обидится (и поделом!); а если попытаюсь все ему объяснить – решит, что я предатель, раз столько времени утаивал от него правду… Господи, как же все это сложно! Но что-то ведь нужно делать… эх, была не была!».
И юный экзорцист решительно распахнул дверь в их комнату.
- Эм… Рин? - осторожно позвал Юкио, теребя воротник своего пиджака. – Рин, можно с тобой поговорить?
С кровати его брата раздалось неопределенное мычание.
- Рин, знаешь, я давно хотел тебе сказать… - Окумура–младший чуть ли не заикался от смущения. – Я очень виноват перед тобой. Наверное, не было ни дня, когда я был бы к тебе по-настоящему справедлив. Помню, все время я в чем-то упрекал тебя: упрекал за драки, упрекал в лени, упрекал в смерти отца, упрекал в легкомысленности - а в конечном итоге сам оказался еще хуже. Хочу сказать лишь одно: нии-сан, прости меня, если когда-либо сможешь! А я прощаю тебя за все и… и обещаю, что всегда буду рядом с тобой, Рин. Буду рядом, каким бы ты ни был. Потому что… - щеки Юкио вспыхнули пунцовым. – Потому что я люблю тебя, Рин…
От собственного признания у молодого учителя покраснели даже заостренные кончики ушей. Неужели он все-таки сказал это? Да, кажется, и вправду сказал…
- Браво, Окумура, браво! Это было просто великолепно!
Чужой голос резанул слух Юкио. Сглотнув, он поднял глаза – и столкнулся с лукавым взглядом Мефисто, по-хозяйски развалившегося на кровати его старшего брата.
- Вы?!.. – от возмущения у студента перехватило дыхание.
- Понимаешь, мне хотелось переговорить кое о чем с твоим дорогим братцем, но он так и не появился. Вот и решил подождать его здесь. Кстати, я одолжил томик твоей манги, ты не против?..
Юкио буквально почувствовал, как с грохотом, подобным разрыву Вселенной, лопнуло его терпение. Утробно зарычав, он подошел к кровати Рина и схватил упирающегося ректора за отвороты пиджака.
- И давно Вы шпионили за мной, господин Фель? – спросил Окумура изменившимся до жути голосом.
- Юкио, мальчик мой, ты все неправильно понял… - попытался оправдаться Мефисто, краем глаза заметив, как угрожающе удлинились ноготки его ученика.
- Ах, значит, «неправильно понял»?..
С какой-то немыслимой для его мальчишеского тела силой Юкио стащил Феля с мягкой постели и поволок к окну.
- Тогда и Вы не поймите меня неправильно!
С громким хлопком он распахнул форточку и, оценив взглядом расстояние от оконного проема до ближайших кустов, выпихнул ректора вон, придав тому весьма ощутимое ускорение кулаком второй руки. Мефисто крикнул напоследок студенту что-то чрезвычайно обидное и с грацией парапланиста, которому к ногам привязали пушечное ядро, полетел на землю.
- Ай!
Глава академии экзорцистов не сразу осознал, что упал на что-то мягкое. Еще минуту спустя он понял, что это мягкое шевелится и обессилено пытается спихнуть его с себя.
- Мефисто, черт тебя подери, ты как всегда присоединяешься в самый неподходящий момент!..
- Ох, прости, Амаймон…
Наблюдая за тем, как господин Фель пытается отскрести своего младшего братишку с газона, Юкио ощутил необычайное душевное умиротворение. Довольно вздохнув, юный экзорцист облокотился на подоконник, подставив лицо свежему ветерку. Он уже даже стал забывать о том, что ему все еще предстоит нелегкий разговор с Рином, когда вдруг все его существо пронзило неприятное, но до боли знакомое ощущение.
- Ах, твое сердце в смятении, как же это прекрасно! Дал волю чувствам – и дал мне ключ от своего собственного тела! Премного благодарен, мальчик мой! – раздался у Юкио в голове неприятный скрипучий голос.
- Нет, только не сейчас… Сатана!..

@темы: Амаймон, Окумура Рин, Окумура Юкио, Сугуро Рюджи (Бон), Шима, сэр Мефистофель, фанфикшн

   

AnE community

главная